разрешение на обыск в квартире кто дает

Содержание

Статья 182. Основания и порядок производства обыска

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений частей второй и четвертой статьи 182 настоящего Кодекса см. Определение Конституционного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 10-О

Статья 182. Основания и порядок производства обыска

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 182 УПК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 530-ФЗ в часть 1 статьи 182 настоящего Кодекса внесены изменения

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений части 1 статьи 182 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 33-П

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

2. Обыск производится на основании постановления следователя.

3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

5. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

Информация об изменениях:

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Источник

Обыск: самые часто задаваемые вопросы

original

Тема обыска никогда не теряет своего значения ни для предпринимателей, ни для обычных граждан. Об этом свидетельствует огромное количество тематических вопросов, задаваемых нашим адвокатам. Поэтому мы решили ответить на наиболее актуальные их них.

Какие документы должны предъявить правоохранители для проведения обыска?

Представитель правоохранительных органов должен предъявить служебное удостоверение, постановление суда или следователя (дознавателя) о производстве данного действия. Обратите внимание: если с обыском прошло не то лицо, которое вынесло постановление, то оно обязано предоставить поручение о производстве рассматриваемого следственного действия. Копии указанных документов следователи (дознаватели) предоставлять лицу, у которого проводится обыск, не обязаны, но можно вежливо попросить дать сфотографировать бумаги.

Помните о нескольких моментах:

Можно ли не открывать дверь сотрудникам правоохранительных органов, пришедших для проведения обыска в квартиру или офис?

Согласно ч.6 ст.182 УПК РФ, если гражданин, у которого планируется совершить обыск, отказывается добровольно открыть дверь, правоохранители имеют полное право ее взломать. В одних случаях силовики справляются с этой задачи самостоятельно, в других – вызывают МЧС. Поэтому нет никакого смысла «держать оборону», тем более, что за это предусмотрена административная ответственность по ст.19.3 КоАП РФ.

Однако иногда гражданам удается договориться со следователем о предоставлении 15-30 минут на то, чтобы, например, одеться и вызвать адвоката. Это достаточно короткий промежуток времени, поэтому если вы находитесь в группе риска, то найдите квалифицированного защитника и договоритесь с ним обо всем заранее. Естественно, прибывшая группа не будет ждать презда адвоката часами.

К сожалению, в случаях, не терпящих отлагательств, оперативники могут и не дать времени гражданину. Например, такое возможно, если обыск проводится по уголовным делам о наркотиках (если не проникнуть в помещение немедленно, гражданин может уничтожить следы преступления).

Могут ли оперативные сотрудники обыскивать не только помещение, но и находящихся в нем лиц?

Да, такое возможно: представители правоохранительных органов могут обыскивать любых лиц, находящихся в помещении, если посчитают, что у них могут находиться предметы, имеющие отношение к уголовному делу. Составление отдельного протокола не требуется. При этом, конечно, должны соблюдаться правила личного обыска (обыскиваемый и обыскивающий должны быть лицами одного пола и т.д.).

Помимо этого, нет препятствий к обыску сумочек, портфелей, рюкзаков и т.д.

Следовательно, прятать улики на себе или в сумках нет никакого смысла: с огромной долей вероятности они будут обнаружены. Опытному следователю, участвовавшему в сотнях обысков, прекрасно известны наиболее типичные тайники граждан.

Можно ли снимать на телефон процесс обыска?

Закон не запрещает снимать процесс обыска, однако, скорее всего, мобильный телефон у гражданина изымут как предмет, который может иметь отношение к совершенному преступлению. Между тем, оперативные сотрудники сами могут вести фото- и видеосъемку происходящего. Если помощь при обыске будет оказывать адвокат, он может снимать процесс на свои устройства – изъять их правоохранители не имеют права.

Могут ли оперативные сотрудники взламывать сейфы, шкафы, тумбы? Кто будет возмещать ущерб?

Сначала правоохранители должны предложить гражданину добровольно открыть замок. Если гражданин не желает делать этого, замок взламывается. Если взломать дверь подручными средствами у оперативников не вышло, они могут забрать, к примеру, сейф в отдел, чтобы его вскрыл специалист.

Гражданин может потребовать возмещения причиненного ущерба, но только в судебном порядке и при условии, что обыск был незаконным. Кроме того, также в судебном порядке можно требовать компенсации морального вреда. Однако на практике добиться компенсации может только квалифицированный адвокат из-за большой сложности подобных дел, а также ввиду того, что суды негласно встают на сторону правоохранителей.

Может ли полицейский зайти в соседний офис, если ему покажется, что доказательства могут быть спрятаны там?

Нет, поскольку обыск производится только по адресу, указанному в постановлении о производстве данного следственного действия.

Однако тут есть свои нюансы, более подробно об этом мы расскажем Вам на консультации

Что могут забрать при обыске (технику, мебель, одежду, еду, телефон)?

Правоохранители могут забрать абсолютно любой предмет, который, предположительно, может относиться к рассматриваемому делу. Если впоследствии выяснится, что предмет изъят ошибочно, то он возвращается своему владельцу.

Обязаны ли вам дать скопировать информацию при изъятии компьютерной техники?

В конце декабря 2018 года в УПК РФ появилась новая статья 164.1, запрещающая изъятие компьютерной техники, если расследуемое преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности. Вместо изъятия правоохранители должны скопировать информацию на свои носители. Однако в некоторых случаях (например, если есть судебный акт об изъятии носителей информации) техника все же может изыматься.

Гражданин может ходатайствовать перед следователем о копировании информации на свои носители, однако удовлетворят или нет такое прошение – большой вопрос.

Как лучше всего фиксировать нарушения при обыске?

Гражданин, считающий, что процесс проходит с нарушениями, может внести свои замечания в протокол обыска, который ведет следователь (дознаватель). Отказать представители правоохранительных органов в этом не в праве, однако без присутствия адвоката как правило сделать это не удается.

Можно ли сослаться на плохое самочувствие и вызвать врача, чтобы покинуть место обыска? Мог ли вас задерживать на месте обыска?

Гражданин, в помещении которого проводится обыск, разумеется, может требовать вызова «скорой помощи», если почувствует себя плохо. Если врач сочтет, что лицу необходима госпитализация, правоохранители не могут насильно удерживать гражданина. Обыск будет продолжен при участии совершеннолетних членов семьи обыскиваемого, представителей организации (если мероприятие проходит в офисе компании).

Задержание лица, у которого осуществляется обыск, также возможно при наличии оснований, перечисленных в ст.91 УПК РФ (например, в жилье обыскиваемого обнаружены следы преступления).

Если электроника зашифрована, может ли требовать полицейский пароль, и что будет, если пароль не дать?

Гражданин вправе не давать никаких комментариев относительно находящихся в офисе или квартире предметов. В том числе он может не сообщать пароли. Никакой ответственности за это не предусмотрено.

Что будет если, полицейский увидит, как гражданин уничтожает доказательства (документы, носители данных, наркотики, орудия преступления). Будет ли это иметь значение для дела?

Если представитель увидит, как в процессе обыска гражданин пытается уничтожить какие-либо предметы, он должен воспрепятствовать этому. Действия гражданина должны быть отражены в протоколе.

Сам по себе факт уничтожения предметов не является доказательством вины гражданина в преступлении, доказательством является протокол обыска.

Может ли полицейский применить силу при обыске?

Можно ли вызвать адвоката на обыск?

Адвокат имеет право присутствовать на производстве данного следственного действия, однако откладывать обыск до того момента, пока защитник не явится по нужному адресу, следователь тоже не обязан.

Самый лучший момент для вызова адвоката – это время, которое следователь дает гражданину на то, чтобы отрыть дверь добровольно (как мы уже указали выше – 15-30 минут). Если защитник успеет прибыть до начала обыска, то следователь обязан его допустить к участию в мероприятии, если опоздает – вполне возможно, что адвоката просто не допустят к доверителю.

Если вы не нашли ответа на свой вопрос или хотите получить более развернутую информацию – обращайтесь к адвокатам компании «СКП».

Источник

Счет за обыск

1858 d 850

Все началось с иска, поданного гражданкой к министерству финансов и казначейству. В суде женщина рассказала, что в их с мужем квартире правоохранительные органы провели обыск. Позже выяснилось, что это была ошибка следствия и суд признал обыск незаконным. Истица хотела, чтобы ей заплатили за моральные страдания, которые ей пришлось пережить за время обыска. По мнению гражданки, незаконный обыск нарушил ее права «на неприкосновенность собственности, частной и семейной жизни».

Местные суды женщине в иске дружно отказали. По их мнению, против гражданки вообще не проводилось никаких незаконных действий. Плюс к этому она не предоставила суду доказательств «наличия причинно-следственной связи между незаконным производством обыска и перенесенными нравственными страданиями». Пришлось истице, несогласной с такими выводами, обращаться в Верховный суд РФ. Там ее доводы изучили и с позицией гражданки согласились. Вот как выглядят аргументы высокого суда.

Кодекс закрепляет правило, что никто не может войти в жилище человека без согласия тех, кто там живет на законных основаниях. А «проникновение в жилище» допускается либо по решению суда, либо в строго прописанных в законе случаях, которых совсем не­много.

Это спасение граждан или их имущества, обеспечение личной или общественной безопасности при авариях, стихийных бедствиях, катастрофах, бедствиях, массовых беспорядках.

А также для задержания преступников или пресечения преступления.

Потом Верховный суд напомнил про Закон «Об оперативно-розыскной деятельности».

И его статью 5, в которой сказано, что должностные лица при проведении своих оперативно-розыскных мероприятий должны «обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции».

В законе «Об оперативно-розыскной деятельности» четко расписано, в каких случаях и при каких условиях могут правоохранители зайти домой к гражданину. То есть «ограничить конституционные права человека и гражданина» на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и «иных сообщений». А также право на неприкосновенность его дома.

Все эти права по закону можно нарушить на основании судебного решения или «при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, или о лицах все это совершающих». Причем, если по этому поводу идет следствие.

А еще можно поступиться конституционными правами гражданина, если речь идет о событиях, действиях (или бездействиях) создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.

Из всех приведенных конституционных норм Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ делает такой вывод. Действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, причинившим вред любому лицу, «влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий органов госвласти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства справедливого возмещения вреда».

Потом Верховный суд РФ приводит нормы Гражданского кодекса, в которых говорится про то, что вред, нанесенный чиновниками, возмещает казна России, казна субъекта Федерации или казна муниципального образования. Там же объясняется, как защищаются эти права, как и по каким правилам определяется размер компенсации морального вреда.

Также Верховный суд разъяснил, как по закону возмещаются «нематериальные блага». В законе сказано так.

«Если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права». Верховный суд подчеркнул: суд обязан учитывать степень физических и нравственных страданий, «связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому нанесен вред».

Depositphotos 41648685 l

Depositphotos 41648685 l

Когда определяют размер компенсации, юридически значимым и «подлежащим доказыванию» являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательствами причинителя вреда».

В нашем случае суд установил факты проведения следствием обыска дома у истца, неправомерность этих действий, а также, судя по показаниям истицы, ее моральные страдания.

Ссылаясь на то, что никаких незаконных следственных действий против истицы не проводилось, и на то, что нет связи между незаконным обыском в квартире ее супруга и ее нравственными страданиями, местные судьи не учли следующее.

Истица испытывала нравственные страдания по поводу нарушения незаконным обыском своих прав на жилище и неприкосновенность своей частной жизни. Вывод местных судов, что он не видит связи между незаконным обыском и страданиями жены, также ошибочен, так как квартира принадлежит не только мужу, но и жене.

Верховный суд РФ заявил, что местные суды не приняли во внимание правовую позицию Конституционного суда.

А ведь Конституционный суд неоднократно в своих решениях говорил, что обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые «существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе право неприкосновенности его дома и частной жизни».

Верховный суд велел пересмотреть спор заново.

Источник

Участие проживающих лиц при производстве обыска в жилище

IMG 6645 Edit

Адвокат Антонов А.П.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ закреплена одна из гарантий, направленная на защиту прав обыскиваемого. В частности, она начинается с требования участия при производстве обыска лица, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетнего члена его семьи. Содержание употребленного здесь законодателем понятия «участвуют» нами раскрыто применительно к правовому статусу понятого при обыске. Так же как понятой, лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи имеют право присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, которые в совокупности составляют обыск, наблюдать за их совершением, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и (или) замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и (или) внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска и содержимого упаковки, если таковая имела место.

Лицо, в помещении которого производится обыск, может возражать против производства этого следственного действия. Между тем «отсутствие согласия собственников квартиры на проведение обыска — исходя из положений ст. 182 УПК РФ — не является основанием для признания следственного действия незаконным».

Лицом, в помещении которого производится обыск, прежде всего, является его владелец. При отсутствии и невозможности обеспечения участия в обыске владельца правовым статусом лица, в помещении которого производится обыск, обладают:

— совершеннолетние члены его семьи;

— совершеннолетние члены семьи пользователя;

— лица, в чьем распоряжении находится помещение, и их совершеннолетние члены семьи;

— представители организации при обыске в помещении организации.

Судебная практика идет по пути расширительного толкования термина «лицо, в помещении которого производится обыск». К примеру, не признается нарушением требований ст. 182 УПК РФ производство обыска в помещении автосервиса при отсутствии его владельца, если там присутствовал работник автосервиса, которому до начала обыска было предъявлено постановление о его производстве.

В то же время стоит заметить, что в ч. 11 ст. 182 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень лиц, которые могут участвовать при производстве обыска вместо лица, в помещении которого он производится. Это лишь совершеннолетние члены семьи данного человека. До 1 июля 2002 года ч. 2 ст. 169 УПК РСФСР допускала приглашение «представителя жилищно-эксплуатационной организации, исполнительного комитета поселкового или сельского Совета народных депутатов», который мог присутствовать при обыске вместо лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи. Настоящим УПК РФ такой возможности не предусмотрено. Между тем и после нескольких лет действия УПК РФ 2001 года, когда обвиняемый (подозреваемый и др.), а равно «близкие родственники» последнего находились под стражей, органы предварительного расследования производили обыск «с участием представителя администрации района». И, главное, суды признавали результаты такого обыска допустимыми доказательствами, а порядок его производства проведенным без нарушений требований ст. 182 УК РФ.

Итак, по общему правилу при обыске должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск. Невозможность его участия в следственном действии должна быть подтверждена материалами, имеющимися в уголовном деле, иначе протокол обыска может быть признан недопустимым в качестве доказательства источником сведений.

Исходя из положений ст. 2 СК РФ в качестве члена семьи, о котором речь идет в ч. 11 ст. 182 УПК РФ, может выступать супруг лица, в помещении которого производится обыск, один из родителей (усыновителей) или его совершеннолетний ребенок (усыновленный). Если же руководствоваться также ч. 1 ст. 31 Жилищного кодекса РФ, то помимо указанных лиц членами семьи следует признавать проживающих совместно с собственником в жилом помещении его других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и в исключительных случаях иных граждан, если они вселены собственником данного жилого помещения в качестве членов этой семьи.

В литературе высказано мнение, что ст. 182 УПК РФ «не содержит правила об обязательном присутствии при обыске лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи»с. Однако это утверждение не соответствует ч. 11 ст. 182 УПК РФ. Как верно замечает Кальницкий В.В., из анализируемой нормы следует, что «при отсутствии проживающих в жилище лиц вхождение в него с целью обыска недопустимо». Получается, положения ч. 11 ст. 182 УПК РФ в этой части получились «не эффективными». Чтобы как то устранить возникающие в связи с такой редакцией закона проблемы, предлагается «по решению суда, специально оговаривающему невозможность обеспечения присутствия при обыске проживающих в жилище лиц», производить обыск «в присутствии иных лиц, принявших на себя обязательство по сохранности жилища и находящегося в нем имущества, в том числе защитника (адвоката), представителя жилищно-эксплуатационной организации». Рекомендации о необходимости приглашения в рассматриваемых случаях для участия в производстве обыска незаинтересованного в исходе дела «представителя жилищно-эксплуатационной организации» или «местного самоуправления» высказывают и другие ученые.

Во втором предложении ч. 11 ст. 182 УПК РФ закреплено право защитника, а также адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при производстве обыска. Защитник (адвокат) вправе, а не обязан присутствовать при обыске. Решать будет он, реализовывать ли ему свое право. Следователь (дознаватель и др.) не имеет права не удовлетворить заявленное защитником (адвокатом) надлежащее ходатайство.

В настоящее время в некоторых разъяснениях к ст. 182 УПК РФ (даже датированных 2007 годом) еще можно найти положения, согласно которым защитник и (или) адвокат лица при обыске присутствуют «с разрешения следователя». Такое правило отсутствует в УПК РФ с 1 июня 2002 года.

Наличие у защитника (адвоката) права участвовать при производстве обыска служит тому, чтобы у обыскиваемого появилась гарантия, что его права и законные интересы при обыске не будут нарушены. Между тем это право не лишает следователя (дознавателя и др.) возможности пригласить защитника (адвоката) обыскиваемого для участия в следственном действии по собственной инициативе. В случае такого приглашения у защитника (адвоката) появляется обязанность явиться в назначенное время в определенное место. Отказ явиться может быть расценен как неисполнение его процессуальных обязанностей, о котором идет речь в ст. 117 УПК РФ. Обязанность же явиться для участия в следственном действии у него возникает в связи с закрепленным в ч. 4 ст. 21 УПК РФ правом следователя (дознавателя и др.) предъявлять обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требования.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ говорится не об участии в обыске защитника, а также адвоката того лица, в помещении которого производится обыск, а о его присутствии. Данное обстоятельство не дает права следователю (дознавателю и др.) чинить какие-либо препятствия защитнику (адвокату) в реализации его уголовно-процессуального назначения. Так же как и его подзащитный (представляемый), защитник (адвокат) должен иметь возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, наблюдать их от начала и до конца, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и (или) замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и (или) внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ говорится о защитнике и адвокате, а не о защитнике «или» адвокате, как отмечают некоторые авторы. Такая редакция статьи предполагает вероятность допуска к участию в обыске не только защитника, но и не являющегося таковым адвоката. Причем возможна ситуация, когда защитником будет не адвокат.

Защитник, как известно, может быть у обвиняемого, подозреваемого, а также у лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Лицом же, в помещении которого производится обыск, вполне может стать и иной участник уголовного судопроизводства. Интересы данного лица и будет представлять адвокат. Его процессуальное положение так и должно значиться — адвокат в уголовном процессе. Если же этот адвокат одновременно является представителем обыскиваемого, то он обладает более широким правовым статусом. Представитель у обыскиваемого может быть, если обыск производится у гражданского ответчика, потерпевшего или гражданского истца.

Несмотря на различия в правовом положении защитника, представителя и адвоката, при производстве обыска каждому из них должны быть предоставлены равные права. Конечно же, не за счет ограничения прав защитника, а за счет распространения комплекса прав защитника при обыске на правовой статус адвоката. Как минимум, у адвоката должно быть право, предусмотренное ч. 2 ст. 53 УПК РФ, — право давать обыскиваемому в присутствии следователя (дознавателя и др.) краткие консультации, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Позволю себе не согласиться с утверждением Цоколова И.А., который считает, что «роль защитника и адвоката в процессе обыска ограничивается правом делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол следственного действия». Может быть, в связи с неурегулированностью законом, такое представление о роли не являющегося защитником адвоката и допустимо. Хотя оно несколько не соотносится с положениями ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В любом случае в УПК РФ нет нормы, ограничивающей статус защитника при производстве обыска. Поэтому у следователя (дознавателя и др.) отсутствует право ограничить предусмотренные ст. 53 УПК РФ полномочия защитника в связи с его участием в производстве обыска.

При обыске может участвовать защитник а также адвокат. Это положение означает, что при заявлении надлежащих ходатайств следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить присутствие при обыске не только защитника, но и другого лица — лица, обладающего процессуальным статусом всего лишь адвоката.

В некоторых комментариях указывается, что при производстве обыска вправе присутствовать не только лицо, в помещении которого производится обыск (совершеннолетние члены его семьи), защитник и адвокат, но «и иные лица». В такой редакции данное утверждение не выдерживает критики. «Иным лицом» будет любое физическое и даже юридическое лицо. Несомненно, что каждое физическое (юридическое) лицо не наделено правом присутствовать при обыске. Такое право есть лишь у тех, кому оно предоставлено УПК РФ или кто приглашен следователем (дознавателем и др.) для участия в следственном действии.

К примеру, «лицом, в помещении которого производится обыск», может стать не только физическое, но и юридическое лицо. Интересы такого владельца подвергнутого обыску помещения допустимо представлять адвокату. Он «не является защитником, поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает возможности привлечения к уголовной ответственности юридического лица».

Закрепленному ч. 11 ст. 182 УПК РФ «праву адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при его проведении корреспондирует установленная» ч. 1 ст. 11 («Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве») УПК РФ «обязанность следователя обеспечивать возможность осуществления данного права.

Однако выполнение следователем этой обязанности не предполагает приостановления производства обыска для обеспечения явки адвоката (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года N 415-О, от 23 апреля 2015 года N 998-О, от 28 сентября 2017 года N 2240-О и др.)».

Как отмечал Конституционный Суд РФ в вышеприведенных определениях, по смыслу ст. ст. 157, 164, 165, 182 и 183 УПК РФ «требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей лицом показаний и подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления лица об их производстве ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств, например, на обыск, проведение которого не приостанавливается для явки адвоката. Это, впрочем, не исключает участия явившегося адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в данном следственном действии для оказания ему квалифицированной юридической помощи».

Положения п. 3 ч. 2 ст. 38 и ч. 11 ст. 182 УПК РФ «предоставляют явившемуся защитнику, а также адвокату того лица, в помещении которого производится обыск, право присутствовать при проведении данного следственного действия, а на следователя возлагают обязанность обеспечить возможность осуществления этого права.

Воспрепятствование присутствию адвоката лица, в помещении которого производится обыск, при проведении указанного следственного действия является нарушением уголовно-процессуального закона. Соответственно, суд в случае поступления обращения от юридического лица, признав факт нарушения права владельца помещения на присутствие адвоката при обыске» (ст. 125, ч. 5 ст. 165 УПК РФ), «вправе вынести частное определение (постановление) в адрес органов дознания, предварительного следствия о фактах нарушений закона, требующих принятия необходимых мер» (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), «а юридическое лицо — воспользоваться компенсаторными механизмами, предусмотренными законодательством (обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о возмещении вреда, требовать привлечения должностных лиц к ответственности и др.)».

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Все про дома и постройки
Adblock
detector